В Украине завершила свою работу миссия МВФ. Каковы результаты переговоров, чего стоит ожидать рядовым гражданам нашей страны, насколько повысятся тарифы на газ и коммунальные услуги ГолосUА решил узнать у исполнительного директора Международного Фонда Блейзера, президента Гарвардского Клуба Украины Олега Устенко.

О. Устенко: «Украина получит от МВФ 2,5 миллиарда долларов уже в этом году»



В Украине завершила свою работу миссия МВФ. Каковы результаты переговоров, чего стоит ожидать рядовым гражданам нашей страны, насколько повысятся тарифы на газ и коммунальные услуги ГолосUА решил узнать у исполнительного директора Международного Фонда Блейзера, президента Гарвардского Клуба Украины Олега Устенко.

Девятнадцатого сентября в Украине завершила свою работу техническая миссия Международного валютного фонда. Какие плюсы и минусы для Украины и населения, в целом?

Результаты работы миссии МВФ я бы «запаковал» в несколько месседжей. Первый заключается в том, что никто сейчас не знает точно и наверняка, какое решение будет принято в отношении Украины. Более того, его не знают даже внутри самой миссии, каждый из специалистов миссии работает в своем узком секторе и вместе они встречаются только на общих переговорах, где каждый делает заключение по своему сектору.

Кроме того, миссия работает в любой стране и в Украине, в частности, собирая аналитическую информацию, встречаясь с представителями власти. Документы обрабатываются, и все заключения делаются по факту прибытия в штаб-квартиру. Миссия уехала из Украины, поэтому в штаб-квартире специалисты МВФ оказались совсем недавно, сейчас они работают с документами, вот сейчас никто не знает результатов переговоров. Практически любое утверждение (как позитивное, так и негативное является спекуляцией).

Скажите, а то, что появилась информация о том, что газ подорожает чуть ли не вдвое, о чем говорил даже премьер-министр Владимир Гройсман, она соответствует действительности?

Если Украина хочет обеспечить себя необходимым финансовым ресурсом и не потерпеть абсолютный финансовый крах до марта следующего года, потому что именно настолько может хватить чистых золотовалютных резервов НБУ, то она должна искать для себя финансирование. Источников для Украины сейчас, увы, не так много. Более того, он один и сейчас нет никакого альтернативного источника внешнего финансирования, кроме Международного валютного фонда. Все остальные источники заблокированы до тех пор, пока не разблокируется сотрудничество с МВФ.

Было бы идеально получать притоки прямых иностранных инвестиций и не брать деньги у международных финансовых институций, и вообще не брать в долг ни у кого. Но для этого надо было бы работать активно над качеством инвестиционного климата в стране. Не в этом или прошлом году, а начиная с 2014-го года, причем, чем активнее, тем лучше. В результате, по факту, мы с вами получим в этом году 2,5 миллиарда долларов притока прямых иностранных инвестиций с абсолютной необходимостью в панике искать где-то финансирование. Поэтому все попытки обвинить в этом правительство – неправильны, потому что виновата во всем вся власть и, прежде всего, депутатский корпус, который с радостью переводит стрелки, равно, как и Администрация Президента на премьера.

На самом деле, он виноват не больше, чем все остальные. Поэтому, вопрос, когда ты в панике ищешь финансирование, ты выполняешь все обещания, которые взяла на тебя твоя страна, а в предложениях, которые она брала на себя, стояло приведение тарифов к импортному паритету. Я предполагаю, что ошибка была допущена еще в самом начале, когда в марте 2015-года премьером Яценюком был подписан документ о сотрудничестве с МВФ. Тогда документ подписывался в абсолютной уверенности в том, что цена на газ будет стабильной и не будет, не то чтобы увеличиваться, а наоборот — иметь тенденцию к уменьшению. Поэтому они считали, что беря на себя это обязательство, им удастся не просто не повышать активно цены на газ, а возможно даже их вообще не повышать в том случае, если цена будет продолжать падать.

Почему Яценюк пошел на подписание этого соглашения?

Почему? Да потому что в марте 2015-го года стоимость барреля нефти марки Brent была около сорока долларов, а поскольку цена на нефть формирует цены на газ, они считали, что цена на газ увеличиваться не будет. Но, как выяснилось, они глубоко заблуждались и сегодня цена на газ уже выше 80-ти долларов. Если даже следовать логике обещаний, которые давали премьер-министр Яценюк, министр финансов Яресько и глава НБУ Гонтарева и Президент Порошенко, подписывая документ, когда брали для страны обязательства к приведению к импортному паритету, они все же надеялись на то, что цена на газ не будет существенно меняться и для них будет все спокойно.

Но цена с того момента изменилась в более чем в два с половиной раза. С другой стороны, в марте 2015-го года цена на газ составляла около четырех тысяч гривен, что при тогдашнем курсе составляло около 300 долларов. Соответственно, сейчас эта цена должна увеличиваться и в долларовом эквиваленте, потому что была глобальная девальвация. Я понимаю, что Гройсман сегодня находится в некоем углу – с одной стороны на него пытаются вешать всех собак и переводить на него все стрелки, начиная от АП и заканчивая депутатскими фракциями, но параллельно с этим он не хочет оказаться крайним в этом раскладе.

Кроме того, он видит себя в будущем политической системы Украины, это очевидно, поэтому он пытается «сторговаться» и смягчить удар, который должен быть при тех обещаниях, которые были даны его предшественниками. Теоретически, насколько я понимаю, то, что обсуждается с МВФ, это увеличение цены на газ от 30 до 60%. Почему выплыла цифра в 20%? По-моему, она выплыла уже в ходе переговорного процесса. Но мое понимание ситуации, таково, что в самом начале предполагался скачок тарифа на газ минимум в 1,5 раза.  Понимаю, что компромисс был найден на более низком ценовом уровне. Но это также означает, что процесс «ценовой адаптации» не закончен. Будущие ценовые скачки — впереди.

Какие еще требования могли возникнуть у представителей МВФ?

Еще одним требованием может быть все, что касается бюджета. И тут я тоже понимаю, идет дискуссия. Тот фейк, который ходит в Киеве в отношении того, что денег не дадут, потому что бюджета нет, на мой взгляд, не является реальностью. Потому что в Международном валютном фонде четко понимают, как идет бюджетный процесс в Украине. Объективно, он не должен быть закончен в первых числах октября.

Олег, также ходит информация, что транш нам не дадут из-за того, что Украина находится в предвыборной ситуации, и финансовую помощь мы получим только после выборов, уже с новым Президентом и правительством, это соответствует истине или нет?

Нет, я считаю, что мы получим финансирование в этом году, потому что иначе я не представляю, как мы сможем дотянуть до парламентских выборов. Также я думаю, что шансы получения следующих траншей стремятся к нулю, но сейчас мы его получим.

Вслед за газом повысятся и тарифы на коммунальные услуги?

Конечно. В нашей коллективно-потребительской корзине как минимум 15% — то, что зависит от энергетики. То есть, если ты даешь одноразовый шок в 20%, то стоимость всей потребительской корзины увеличивается на 3%.

Проблема только в том, что если ты увеличиваешь стоимость энергоресурсов то увеличиться не только та часть, которая относится к энергетике и коммунальным тарифам, остальные затраты  тоже увеличатся, потому что они также включают в себя энергозатраты.

А есть хоть какие-то позитивные стороны визита миссии МВФ или ничего, кроме подорожания, рядовой украинец не увидит?

Думаю, что если бы правительство не договорилось о продолжении кредитования, то в Украине бы наступила тотальная и сложная ситуация. Власти загнаны в угол и пытаются повесить весь негатив на премьера, при этом совершенно забывая о том, что ранее был телефонные разговор между Президентом и госпожой Лагард. И еще два месяца назад она вывесила пресс-релиз на своем сайте, сказав, что достигнуто полное взаимопонимание по продвижению реформ в Украине и по увеличению тарифов, и как раз увеличение тарифов она поставила на первое место.

И только после появления этого объявления на сайте Лагард, оно появилось на сайте Президента Порошенко. Кроме того, полтора месяца назад в Лондон ездила госпожа Маркарова, которая подтвердила наше стремление о продолжении сотрудничества и снова подтвердила «желание» увеличить тарифы. Поэтому все заявления были сделаны представителями украинской власти достаточно давно. Считаю, что в базовом сценарии мы должны предположить, что сотрудничество с МВФ будет продолжено.

Когда станет известно, о чем конкретно наша власть договорилась с МВФ?

Мы это увидим в течение ближайшего месяца. С учетом доработки и вынесением решения на совет директоров, мы вправе ожидать это в первой половине октября. Но сейчас также важно думать о будущем, изменить которое можно будет только при условии резкого изменения экономической политики страны. Мы можем, обязаны и должны расти не «жалкими» двумя или тремя процентами, а полноценными от пяти. Тогда и приведение тарифов к импортному паритету не будет такой острой и болезненной темой.